Новая CD коллекция, Молдова, Кишинёв, Природа, Дети, Женщины, Здания, Открытки
Международный Центр Иностранных Языков ILTC школа английский
Новейшая история Молдовы, фотографии, размышления, моя черно-белая жизнь. Молдавия.
Все о Молдове и молдаванах - история, география
Полиграфия дизайн сайтов векторная графика рекламные листки буклеты каталоги наружная реклама, Корчмарь Светлана, Молдова, Кишинев
Газета "Независимая Молдова", Кишинёв
Инфотаг, агентство новостей - Молдова, Кишинёв
Программа телепередач

Ион Суручану: «Овации – корм артиста…» Человек- эпоха. В ту эпоху улицы, вымытые, сверкали на солнце, шумели фонтаны, эскимо стоило 22 копейки, а из динамиков раздавался бархатный голос с мягким акцентом. (И не надо о плохом - оно звучало совсем другими г
2008/09/12
Ион Суручану: «Овации – корм артиста…» Человек- эпоха. В ту эпоху улицы, вымытые, сверкали на солнце, шумели фонтаны, эскимо стоило 22 копейки, а из динамиков раздавался бархатный голос с мягким акцентом. (И не надо о плохом - оно звучало совсем другими голосами…) Эпоха сменилась.
А он – есть! Такой же. Только бейсболку надел. Ион Суручану, артист-романтик. Ион Андреевич, искренний, теплый человек. Трогательный семьянин. Красивый мужчина.
- Ион Андреевич, знаете, чем вы удивляете? Своим на редкость добрым отношением к молодым артистам. Вы что, в самом деле, не завидуете те, кто сейчас в зените славы?
И. Суручану: Самые коварные завистники, самые большие брюзги – те, кто поставил себе когда-то слишком высокую планку, и не смог реализоваться.
- Постойте-постойте. Ну что ж плохого в том, чтобы планку высоко ставить?
И. Суручану: Стремиться надо. Но без мании. Обратите внимание: есть певцы, о карьере которых родственники еще даже не подозревают, но у господина уже столько апломба, что он ногой все двери вышибает. А дома самую малюсенькую заметку о себе, любимом, вырезает и любовно вклеивает в альбом. Вот у таких потом - проблемы. Я не завидовал предшественникам – я ими восхищался. Скажем, Николай Сулак – это же мегазвезда, уникальная личность, но его любили все! За простоту и искренность. А что касается молодых… Лет десять назад впервые на эстраду вышел Виталий Дани. Меня подталкивали в бок: «Он тебя копирует!». А я отвечал: «А я горжусь, если это действительно так!». Сейчас Виталий – мой большой друг. У меня прекрасные отношения со всеми исполнителями. В принципе, среди коллег, пожалуй, я – самый старший. Чем могу – помогаю.
- Чем, например?
И. Суручану: Вот раньше я думал: что дает звание? Вроде – ничего. По крайне мере, с материальной точки зрения. Но, потом я осознал: оно дает великий эмоциональный заряд! Поэтому, будучи председателем комиссии по культуре в парламенте, я помогал получать звания другим. Я горд, что через мои руки проходили эти документы. Я пел 17 лет, прежде чем получил звание заслуженного артиста. Сейчас признание со стороны государства приходит быстрее. Мне кажется, это неплохо. Тебе, в разгар твоей карьеры, дается мощный толчок! Да и вообще, любому певцу приятно, когда объявляют со сцены: поет заслуженный артист такой-то. Это очень приятно, как приятны овации!
- А вас овации еще заводят?
И. Суручану: Я не знаю, какие блага должен иметь артист, чтобы он отказался от аплодисментов. Я вам говорю: нет таких! Аплодисменты – это корм, это святое…. Вот я сейчас вспомнил Наташу Барбу. Если бы вы знали, как мы за нее переживали. Последний конверт после полуфинала – это как гол в последнюю секунду. Единственное, мне кажется, наш комментатор был слишком вял. Я представил себе, как бы натянул нервы, как бы эмоционален был мой покойный друг Николай Озеров. Вот великий комментатор! Когда мы, в смысле, Молдова поменялась местами с Боснией и Герцеговиной, мы заорали с женой, будто сумасшедшие. Хорошо, что внука рядом не было!
Когда я стал ездить по СССР, я, честное слово, думал не о том, чего я добьюсь или выиграю, а о том, как в самом выигрышном свете показать дух нашего края. Я тогда представлял республику. А нынешнее поколение – страну! В их честь может играть гимн! Это большая ответственность! И огромная честь для страны. Поэтому я так болею за наших молодых артистов. Наташа – умница! К слову, хотя Евровидение считается конкурсом песни, но надо понимать: композитор рождает песню, а шлягером ее делает исполнитель. И я надеюсь, что мы и в следующем году будем выглядеть достойно. Только относиться к конкурсу нужно, как к спортивному чемпионату: кубок привезли, месяц отдохнули – и опять тренировки. Одна досада – конкурс слишком политизирован. Конечно, соседская солидарность – это замечательно, но если отбросить политический момент, то было бы интереснее и искреннее.
- Ион Андреевич, а вы довольны тем «объемом работ», который вы имеете сегодня? В смысле, вы часто выступаете?
И. Суручану: Часто! Если к концертам плюсовать свадьбы и дни рождения. Но, знаете, для меня нет большой разницы – день рождения это, или концерт в Национальном дворце. В любом случае это - выход на сцену. На частных мероприятиях я пою почти сольный концерт. Ну, ладно, «сольник» - полтора часа, а на свадьбе я выступаю 45 минут – час. Но полный «сольник» для свадьбы – это слишком, вы себе представляете – полтора часа танцевать под Суручану?! (Смеется) У них же и другие задачи есть! Ну, и еще одна разница между концертом и частным торжеством – это то, что во второй ситуации зрители ближе к артисту.
- Вас не раздражает?
И. Суручану: Нет! Ну, хочется сфотографироваться рядом с Суручану, спросить чего-нибудь, пожать руку – почему нет? На концерте тоже хочется, но там сложнее – не поднимешься же на сцену без цветов, и времени не хватает. Свадьба в этом смысле более демократичное мероприятие. На корпоративные вечеринки тоже приглашают, причем, что по Молдове, что в Украину. Недавно в Киев ездил, бываю в Трускавце, а там поправляет здоровье самая разная почтенная публика, в том числе, иностранного происхождения. Словом, если суммировать, я сейчас, наверное, чаще пою, чем раньше.
- Слышала, школу имени вас открыли…
И. Суручану: Как-то позвонили, сказали, что в моей родной деревне с инициативой вышли – лицею мое имя дать. Я несколько растерялся, странно как-то, но потом меня успокоили: оказывается, у нас называют в честь артистов школы и лицеи, например, есть в честь Марии Лукьяновны Биешу. Я поехал в Суручены на церемонию. Вы знаете, я привык видеть свое имя на стенах и столбах – я имею в виду афиши (смеется). Но это совсем другие эмоции – когда двое мальчишек стягивают белое покрывало с мемориальной доски.. Потом я пошутил, что, мол, мода на имена в честь живых – грамотная. Ну что взять с покойного? А с живого – можно что-то. Конечно, мне теперь стыдно будет, если лицей имени меня будет с прохудившейся крышей или без класса с компьютерами. Я же не допущу!
- А в целом, как бы вы описали ваш нынешний период жизни. Я знаю, что вы очень много времени уделяете своим детям и внукам…
И. Суручану: Это трепетная тема… Я, по-моему, когда только женился, а может, еще раньше, мечтал дожить до внуков. Да, кто-то мечтал о машине, а я – о внуках. Вообще, сделаю маленькую ремарку: я никогда не ставил себе особых целей – я не целеустремленный человек, в том смысле, чтобы вопреки всему, оставляя после себя трупы, дойти до какой-то заданной точки. Все складывалось очень плавно, как бы само собой, но, слава Богу, все, что я задумал, пока исполняется. Я хотел семью, детей, квартиру, внуков, и, к счастью, это все у меня есть. Дом хотел (смеется), но дома пока нет. Так вот, о нынешнем периоде…. Нет большей радости, когда утром внук кидается ко мне в постель. Кристиана я отвожу в садик, забираю оттуда, у нас очень нежные отношения. А недавно появилась внучка, она еще маленькая, но уже улыбается, узнает, и мы очень надеемся, что этот крохотный человечек вырастет в умного красивого человека. Перефразируя Кикабидзе, мое богатство – прежде всего дети с внуками. За детей я спокоен. Но, конечно, помогаем – это для меня норма. Этим я готовлю как бы спокойную старсть… Если бы я был к ним безразличен, безразличие вернулось бы ко мне бумерангом. Нет, конечно, мне не хотелось бы на старости лет быть детям обузой. Но я рассчитываю на их поддержку. Я знаю, некоторые состоятельные дети иногда сплавляют своих стариков в дома престарелых, на Западе это норма, но я надеюсь, что подобные традиции в нашей стране не приживутся. Кому нужна роскошь в доме престарелых? Пусть это будет только кусочек хлеба, но в окружении родных.
- Вы сказали, что овации – корм артиста. Вот интересно: а ваш внук вам аплодирует? Он в армии ваших поклонников? Или пока слишком мал?
И. Суручану: Кристиан - очень музыкальный ребенок. В 2 году он пел мою «Незабудку», со словами. Конечно, он не все мог нормально выговорить, но я-то понимал (улыбается). Очень любит петь со мной песни под караоке – я вообще-то не большой любитель подобного развлечения, но ради него купил. Ему будет всего четыре годика, но он уже может критиковать или хвалить артиста. Обычно, когда я его везу, он забирается ко мне на колени, и держится за руль. Но иногда он садится рядом, я включаю радио, и Кристиан, если ему нравится песня, начинает подпевать. А если не нравится – он переключается на меня, обрушивается шквалом вопросов, он же сейчас такой «почемучка». Опять зазвучит красивая мелодия – он замолкает.
Хотя… Песни – они все красивые! Просто кто-то воспринимает красоту так, а другой – иначе…
Инна Желтова,
фото: Валерий Корчмарь.

20080430-414
Сохранить фото




Душный сырой подвал со стенами, покрытыми шершавой строительной шубой - это камера №9 изолятора временного содержания.



Добро Пожаловать!



В конце 1990 года, в свои 33, я поменял профессию. Из конструктора с 17 – летним стажем работы на оборонном заводе я стал фоторепортером, соприкоснулся с журналистикой, другими глазами увидел мир. Так получилось, что в это же время разваливался Советский



Записки из прошлого, мысли-то разные в голову лезли и сейчас лезут. 15 лет прошло, но как будто вчера - все остается актуально. Год 1995 - это когда захотелось писать, писать о разном, скорее записывать, что само в голову лезет.



Что происходит со мной опять? Не могу работать. А как же шаманские практики? Так кофе пить не нужно. Живу по-новому, переход всё – таки ощутим. Влюблена. Так сопротивлялась же активно. Клялась и божилась себе, что не привыкну, что ровна и безразлична. Ко



Фотография в Паутине, размышления Гены Михеева. Для тех, кто ничего позитивного создавать не умеет, уничтожение представляет замену творчества. Это явление присутствовало всегда, даже в древней истории,но в электронную эпоху оно проявилось в новых формах



Анонсирована фотокамера EOS 5D Mark III в официальных источниках. Технические характеристики были мечтой любого фотографа и фирма Canon постаралась осуществить эту мечту. Цена на фотоаппарат заявлена 3500 долларов США и появится в продаже в марте - апреле




Все статьи


Moldova Photo Gallery - Лучшие фотографии Валерия Корчмаря.
e-mail: vcorcimari@photo.md, lera57@gmail.com
+373 69125822